economicus.ru
Лекция 32. От чего зависит спрос на ресурсы

РАЗДЕЛ 0.
У барбоса есть вопросы. От чего зависит спрос на ресурсы?
БАРБОС. Не знаю, как чей, а мой спрос на вкусные мясные косточки определяется, конечно, полезностью вкусных мясных косточек. Полезностью моей, субъективной.
ИГОРЬ. Что это ты сегодня такой задумчивый?
АНТОН. Да, знаешь, никак не могу точно сформулировать: от чего зависит спрос фирмы на ресурсы?
ИГОРЬ. Как! Ты, эффективный предприниматель, владелец швейной мастерской, спрашиваешь об этом меня? Ну, удивил!
АНТОН. Так от чего?
ИГОРЬ. Вообще-то я и сам до конца не понимаю. Давай-ка, порассуждаем вместе.
АНТОН. Ну, давай. Обычно, как ты знаешь, где спрос, там и полезность.
ИГОРЬ. Но здесь-то это явно ни при чем.
АНТОН. Верно. Ведь о полезности говорят тогда, когда благо служит непосредственно для удовлетворения потребности.
ИГОРЬ. Вот именно. А ресурсы ничьи потребности на прямую не удовлетворяют. Ведь их покупают производители, т. е. фирмы.
АНТОН. Возьмем, например, мою мастерскую. Я покупаю материал, фурнитуру, швейные машины, приглашаю дизайнеров, нанимаю швей - и в результате предлагаю людям то, что им нужно, - хорошо сшитые мод ные костюмы.
ИГОРЬ. Причем себе не в убыток.
АНТОН. Стараюсь, конечно. Хотя, знаешь, по-разному получается. Иногда бывает просто обидно: ты старался, тратил деньги на материал, платил рабочим, крутился как белка в колесе, не спал ночами, а покупателю до этого и дела нет. Для него важно лишь одно: нравится ли ему мой костюм и готов ли он выложить за него свои кровные денежки.
ИГОРЬ. Да. Похоже, что раз говор о ресурсах вызывает у тебя не только академический интерес.
АНТОН. Естественно. Хочешь еще одну историю? Помнишь, в прошлом году я очень вы годно купил крупную партию от личной малиновой материи на пиджаки? Эх, как тогда брали малиновые пиджаки! В очередь стояли!
ИГОРЬ. Да, наверное, это было одно из самых выгодных твоих приобретений.
АНТОН. Мне тоже тогда так казалось. Так вот, скажу тебе по секрету:
АНТОН. Мне тоже тогда так казалось. Так вот, скажу тебе по секрету: часть этой материи так у меня и осталась, ведь малиновые пиджаки теперь, видишь ли, не в моде.
ИГОРЬ. И что же теперь делать с остатками?
АНТОН. А что делать? Придется продавать за бесценок, да и то еще набегаешься. Кому теперь нужен этот замечательный ресурс?.. Вообще-то, если честно, у меня есть один покупатель.
ИГОРЬ. Так в чем же дело?
АНТОН. Ну, ты знаешь, как я отношусь к своему делу. Читаю журналы мод, стараюсь быть в курсе новинок, бываю на всех показах.
ИГОРЬ. И что же?
АНТОН. Так вот, у некоторых очень авторитетных в нашем деле экспертов есть мнение, что в следующем году вернется бум на малиновые пиджаки.
ИГОРЬ. И тогда никому сейчас не нужная материя на твоем складе, как по мановению волшебной палочки, превратится в золото! Здорово!
АНТОН. Хорошо бы, если так. Ведь все это пока что только предположения.
ИГОРЬ. Да. Будем надеяться, что тебе повезет.
АНТОН. Слушай, ты помнишь, с чего мы начали?
ИГОРЬ. Конечно. С вопроса: от чего зависит спрос на ресурсы?
АНТОН. Так вот, я, кажется, понял, где собака зарыта.
БАРБОС. Это метафора.
ИГОРЬ. Пока говорили о твоих проблемах?
АНТОН. Ну, да. Вот смотри: я произвожу костюмы, кто-то - пирожные, кто-то - автомобили, а кто-то - космические корабли.
ИГОРЬ. Сравненьице...
АНТОН. А что? Ведь все мы производители.
ИГОРЬ. А значит, все покупаете ресурсы.
АНТОН. Ага! А для чего?
ИГОРЬ. Чтобы произвести некоторые потребительские блага и продать их?
АНТОН. Пойдем дальше! Эти блага имеют полезность для потребителя.
ИГОРЬ. Так.
АНТОН. Полезность определяет спрос.
ИГОРЬ. Так.
АНТОН. А уже спрос на эти блага определяет спрос на используемые в их производстве ресурсы.
ИГОРЬ. А если ресурс используется для производства товара, который сам используется как ресурс для производства еще одного ресурса, а этот ресурс в свою очередь...
АНТОН. Игорь, но ведь в результате все равно должно получиться какое-то потребительское благо, иначе весь этот процесс бессмыслен.
ИГОРЬ. Логично. Значит, берем спрос на это благо, раскручиваем всю цепочку назад и получаем спрос на первый ресурс.
АНТОН. Выходит, спрос на ресурс - это спрос, производный от спроса на потребительское благо, в производстве которого при меняется этот ресурс.
ИГОРЬ. Да уж, что-что, а формулировать ты умеешь.
БАРБОС. Ресурсы - это все то, из чего делают вкусные мясные косточки. А значит, и спрос на ресурсы - производный от спроса на вкусные мясные косточки. Интересно, а труд хозяина - это ресурс для производства косточек? Ну, Барбос, говори, да не заговаривайся: ведь людская ложка и собачья - это совсем не одно и то же.
ИГОРЬ. А теперь вспомни, как мы с тобой говорили о "законе падающей производительности".
АНТОН. Помню. Каждая следующая единица переменного ресурса при неизменном количестве постоянного ресурса все меньше увеличивает общий продукт.
ИГОРЬ. Следовательно, если цены на твой продукт не зависят от объема выпуска...
АНТОН. Ты имеешь в виду, что на рынке продукта совершенная конкуренция.
ИГОРЬ. То каждая следующая единица ресурса все меньше увеличивает твою вы ручку.
АНТОН. Значит, чем выше цена ресурса, тем меньше единиц этого ресурса я буду покупать.
ИГОРЬ. Да, если хочешь, чтобы тебе это было выгодно.
АНТОН. Конечно, хочу. Что же я не "экономический человек", что ли?
БАРБОС. Эх, если бы все "экономические люди" бы ли бы такими же, как мой хозяин. Вот это было бы здорово! А с кривыми спроса уж как-нибудь разберемся.